Дача в древней Руси

  • автор:

Откуда взялось и что означает слово «дача»?

Как-то я задумалась: а от чего произошло слово «дача»? Явно связано со словом «давать». Вот только что, кем и кому дадено?
48% населения России владеют дачами. Данные из Википедии за 2011 год
Но — ­ слава Интернету – ответ нашелся. Оказывается, слово «дача» появилось в русском языке еще в начале XVIII века. Дачей называли земли, подаренные царем Петром I своим приближенным для временных строений вблизи новопостроенного Петербурга.

Царские придворные жили в Москве. Ездить в Петербург часто было трудно и накладно, а царь требовал постоянного присутствия в новой столице – не на постоялых же дворах останавливаться знати!
Так и появились в российском обиходе «дачи» – земли данные царем. Конечно, они совсем не напоминали дачи в современном понимании слова. Это были огромные поместья на многие сотни гектаров с капитальными строениями в духе того времени. Но слово дача вошло в обиход и закрепилось в значении «временное жилье за городом».
Москва. Тверская-Ямская улица. Конец XIX в. Фото с сайта img-fotki.yandex.ru
Более близкое к современному значение слово приобрело уже в начале XIX века, когда дачами стали называть временное (летнее) жилье за чертой города для более демократичных слоев населения. К этому времени Москва стала приобретать черты большого города: сносилась жилая застройка в виде одноэтажных частных домиков с огородами, на их месте появлялись так называемые «доходные дома», которые сдавались внаем разночинному люду: учителям, врачам, музыкантам, литераторам, приказчикам, мелким чиновникам, обедневшим дворянам. В Москве появились улицы без единого деревца. Пыль и духота стали обычными для столицы в летнюю пору. Рынки, мусор, различные «мануфактуры» тоже озона не добавляли.
Среди разночинного населения стала популярной мысль, что жизнь в ближних пригородах в летний сезон здоровее и дешевле. Переезд на дачу – съемное жилье в ближних деревнях – в апреле-мае стал обычным делом для значительной части небогатого городского населения.
Сами дачи представляли собой ветхие ненужные крестьянам строения, которые приводились в более-менее приемлемое состояние самими дачниками. 40 тысяч небогатых дворян перебирались в теплый сезон на съемные «летние резиденции» – почти четверть всего московского дворянства. Многие предприимчивые крестьяне зарабатывали на этом, строя небольшие временные деревянные хижины без всяких удобств, а также снабжая дачников продуктами, овощами, зеленью. Ведь огородами дачники не занимались.
К концу XIX века город все больше приобретал черты мегаполиса, и все больше росло число желающих покинуть его пределы в летнее время. Москва обросла дачными поселками, в которые превратились ближние к столице деревни: Перово, Сокольники, Кунцево, Останкино и пр.
Переезд на дачу весной. Фото с сайта fresher.ru
Не зарабатывал на дачниках только ленивый. Извозчики перевозили утварь и домашний скарб на дачи, появилась специальная торговля в дачных поселках – для дачников. Театральные труппы приезжали развлекать скучающих за городом горожан. Например, Федор Шаляпин начинал свою концертную деятельность с поездок по подмосковным дачам.

Чаепитие на даче. Фото с сайта tele.ru
Под дачи стали строить специальное жилье – чаще деревянное в «русском» стиле, с резными наличниками, коньками, обязательно с террасой – для вечерних чаепитий. Архитекторы того времени создавали проекты дач, которые можно было приобрести любому желающему.
Проект дачи в русском стиле. Фото с сайта fresher.ru
С появлением железной дороги добираться до дач стало гораздо удобнее, ведь пока семья отдыхала на природе, главы семейств вынуждены были по-прежнему ежедневно посещать службу в городе. Дачные поселки строились вдоль железных дорог – Ярославской, Казанской, Рижской. На станциях Химки, Малаховка, Томилино, Пушкино, Тарасовка, которые назывались «поселками для отдыха», дежурили владельцы двуколок, чтобы довезти дачника до временного жилища. При всем том из центра столицы до дачного поселка можно было добраться минут за 40, а извозчиком — и того быстрее (но дороже).
Дачный поезд на станции Рига-2. Фото с сайта fresher.ru
Чем занимались горожане на дачах? Ни в коем случае не земледелием. Даже декоративные огороды (выращивание цветов) считались причудой и возлагались на прислугу. Читали, качались на качелях, гуляли, катались на лодках и купались в водоемах. Собирание грибов и ягод считалось крестьянским занятием, но можно было купить ягоды и сварить варенье.
Кроме того, музицировали, пели, читали вслух, ставили театрализованные постановки и писали этюды.
Дачники на берегу реки. Фото с сайта images.vfl.ru
Возмутителями дачного спокойствия считались появившиеся «моменталисты» – предшественники современных папарацци – обладатели устройств моментального фото, которые под видом орнитологов пытались сфотографировать известных особ, в основном во время купания на реке, и на этом заработать.
Более безобидные велосипедисты — обладатели этого необычного для тех времен механического устройства — тоже подвергались остракизму из-за слишком обтягивающей одежды, удобной для езды, но не соответствующей духу времени (здесь же дамы!). Велосипедистов травили собаками и швыряли в них камнями.
Дачники на рыбалке. Фото с сайта interviewrussia.ru
Очень хорошо дачная жизнь того времени описана в произведениях Чехова, Бунина и других русских писателей. Часто устраивались балы на задворках особо крупных дачных строений, да такие, что на них приезжали даже из Москвы. Молодые студенты и служащие, приглашаемые на балы для развлечения дачных барышень, натанцевавшись, зачастую отправлялись в город на своих двоих. Так дешевле, а отмахать пешком пару десятков километров было тогда делом обычным. Из-за оживленной культурной жизни на дачах «дачная жизнь» стала значительным явлением в искусстве, культуре, театральной жизни своего времени.
Владимир Маковский. Кукольное представление на дачах
На дачах богатых и «продвинутых», как сегодня говорят, горожан собирались знаменитые артисты, художники, актеры, музыканты. Общались, делились творческими замыслами, танцевали, а заодно пристраивали замуж дочерей — природа, романтические настроения и прочее… На подмосковных дачах были написаны многие знаменитые картины, пьесы, музыкальные произведения.
Константин Коровин. Дача. За чайным столом
В конце XIX – начале XX вв. дачная жизнь среди городского населения обеих столиц стала чрезвычайно популярной. Вывезти семью летом за город считалось обязательным, невозможность снять дачу на летний сезон была признаком крайних материальных затруднений (надо учитывать, что съем дач и все выше написанное касалось только среднего и богатого класса – дворян, купечества и разночинцев, то есть образованной части общества). Рабочие горожане ни о каких дачах не мечтали даже.
Вместе с тем в обществе шли процессы, характерные для того времени: разорение дворянства и усиление нового класса – буржуазии. У разорившихся дворян выкупались имения и усадьбы, где устраивались дачи и сдавались внаем. Именно предприимчивые люди стали строить дачные поселки под аренду, очень красивые, благоустроенные, по специальным проектам, обладающие своей инфраструктурой: парками, купальнями, мощеными дорожками для прогулок, площадками для крокета и пр.
Под Москвой одним из первых таких дачных поселков стала деревня Перловка, принадлежащая купцу Василию Перлову, который построил там около 80 дачных домиков и благоустроил поселок. Большой дачный поселок был в Клязьме, Бутове и других местах.
Дачники катаются на лодке в Полежаевском парке. Фото с сайта statehistory.ru
Под Петербургом надворный советник Борис Полежаев устроил дачный поселок с роскошным парком в селе Лигово на реке Лиговка. Было много и других дачных поселков: в Красном Селе, Вырице, Гатчине, Дудергофе, возле станции Сиверская и др.
Издавались журналы о дачном отдыхе – «Дачник», «Домовладение и городское хозяйство», «Поселок», «Земельно-поселковое дело», путеводитель «Куда ехать на дачу?» и пр. Те из дачников, кто не обладал большими средствами, объединялись в первые российские дачные товарищества для решения общих инфраструктурных проблем своих поселков.

ДАЧНИК

Смотреть что такое «ДАЧНИК» в других словарях:

  • дачник — фазендейер Словарь русских синонимов. дачник сущ., кол во синонимов: 1 • фазендейер (1) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин … Словарь синонимов

  • ДАЧНИК — ДАЧНИК, а, муж. Человек, к рый снимает дачу 2 (в 1 знач.) на лето, живёт летом на даче2. | жен. дачница, ы. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

  • ДАЧНИК — см. Для выращивания в открытом грунте. Рекомендуется для использования в свежем виде. Раннеспелый. Растение детерминантное, полураскидистое, средневетвистое, среднеоблиственное. Лист среднего размера, зеленый. Соцветие простое. Плодоножка с… … Энциклопедия семян. Овощные культуры

  • Дачник — м. Тот, кто живет на даче . Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 … Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • дачник — дачник, дачники, дачника, дачников, дачнику, дачникам, дачника, дачников, дачником, дачниками, дачнике, дачниках (Источник: «Полная акцентуированная парадигма по А. А. Зализняку») … Формы слов

  • дачник — д ачник, а … Русский орфографический словарь

  • дачник — (2 м); мн. да/чники, Р. да/чников … Орфографический словарь русского языка

  • дачник — а, ч. Той, хто відпочиває на дачі (див. дача II). || Відпочивальник узагалі … Український тлумачний словник

  • дачник — а; м. Городской житель, живущий в летнее время на даче (2.Д.). ◁ Дачница, ы; ж … Энциклопедический словарь

  • дачник — дачный вор … Воровской жаргон

Сегодня мы обсудим кто такие дачники России и почему в России это массовое явление.

«По данным ВЦИОМ, большинство жителей России проводят свои летние отпуска на даче и лишь 14 % выбирают отдых на местных или зарубежных курортах».

Сегодня дача как культура, стихия, ценность династии, где чай в сто раз вкуснее чем городской, а камин в зале собирал всех предков по вечерам (как в советские времена воспринимали «6 соток») отошла на задний план, сегодня дача для многих домик с участком, некий налет романтичности есть, да и есть разные дачи, но все же — вот этот дачный культ он сохранился лишь у людей в возрасте.

Но факт в том, что дачники России, несмотря на все — явление массовое, пусть они «не молятся» на свой домик, но с большой скоростью скупают земли, и окучивают грядки в ритме городской суеты.

Россияне любят дачу, деревню и все, что с этим связано, дачное хозяйство в основном ведут с целью обеспечения семьи продуктами, заготовками. Садоводство, огородничество — одни из самых любимых хобби россиян.

Вообще наши соотечественники обожают занятия, связанные с природой (рыбалка, сбор грибов, ягод) почти так же, как и «сидение» в Интернете и просмотр ТВ-программ (а, насколько мы знаем, — пользуются Сетью и смотрят ТВ огромное количество народа).

Дачников в России на самом деле бессчетное количество, только любителями садоводства себя считают больше 30% опрошенных россиян, а если иметь ввиду и неофициальных, периодически занимающихся огородом, то цифры намного значительней. Думаю, больше половины россиян в той или иной степени являются садоводами.

И большая часть любителей домиков на природе — стихийные захватчики.

Согласно статистике — только 30% дачников официально зарегистрировали свои владения. И даже когда всем, облагораживающим «незаконно захваченные» земли предложили по упрощенной процедуре закрепить свои права на участки — люди неохотно воспользовались этим…

Даже по данным за 2010 год:

«Статистика Росреестра показывает: в 2007 году по всей России «амнистией» воспользовались 700 тысяч граждан, в 2008 году — один миллион 483 тысячи, в 2009 два миллиона 590 тысяч. Вроде бы дело ускоряется, все равно это капля в море.

Сколько земли в официальном владении россиян сейчас, никто толком и не знает. Между тем в прессе проскользнули цифры, полученные в Роснедвижимости: цена всей «дачной» земли в России — 23,6 триллиона рублей. Колоссально…

В общем, все российские дачи, от фанерных халуп до многоэтажных дворцов, пересчитать довольно проблематично. Хотя в Подмосковье это сделать все-таки попытались, и вот что получилось, так сказать, в первом приближении. По данным МВД на 2009 год, в Московской области примерно 500 коттеджных поселков и свыше 11000 садоводческих товариществ — это около одного миллиона дач, коттеджей и частных домов, из них в 150 тысячах строений люди живут постоянно, круглогодично. Владельцы остальных лишь приезжают на выходные или в отпуска».

Сегодня появилась информация, что «С 1 января 2018 года вводится запрет на любые операции с земельными участками, которые не имеют установленных по закону границ. Их нельзя будет продать, подарить, завещать. В стране таких участков — порядка 40%.

В основном это участки в садовых и дачных товариществах, деревнях, поселках. Их владельцам необходимо срочно устанавливать сейчас границы. Но из-за кадастровых ошибок, допущенных не по их вине, сделать зачастую просто невозможно. Люди оказались практически в тупике».

То есть практически половина всех дач — незарегистрированные.

Тем не менее дачников ничто не останавливает: их становится все больше. Весной-летом, одухотворенный дачным энтузиазмом народ, активно скупает все связанное с садоводством: инструменты, декор для сада, саженцы, рассаду, стройматериалы и пр. То есть дача не только вожделенная мечта для горожан, но и выгодное направление в сфере продаж.

По данным за 2012 год количество дачников увеличилось по сравнению с предыдущими годами:

«По данным на август 2011 г. в крупных городах 48 % населения имеют дачи, а в целом по России около 60 % населения имеют дачные участки».

По данным ВЦИОМ, 81 % дачников используют свою землю для производства пищевых продуктов для семейного потребления, 30 % опрошенных занимаются ландшафтным дизайном, и только для 23 % опрошенных дача — место отдыха.

Подавляющее большинство владельцев «фазенд и усадеб» (94%) не позволяют себе просто отдыхать, а ведут активное приусадебное хозяйство и огородные работы. При этом 91% огородников извлекают практическую пользу из своих «шести соток», делая запасы на зиму.

Сегодня дача популярнее и, надо сказать — доступнее, чем отдых за границей, который себе могут позволить лишь чуть более десяти процентов россиян.

Оказывается, что и даже с дачами, такой безобидной сферой на первый взгляд, не все так просто. Между производителями семян, удобрений, дачной утвари, риелторами, продающими участки да домики, как и между нефтяными магнатами, производителями медикаментов — нешуточная конкуренция, иногда война.

Видео Первого канала «Теория заговора. Садоводы»:

В описании к видео говорится:

«Если собрать всех дачников России, то получится население Испании – почти 50 млн. человек. Производители семян, рассады, садовой техники – все хотят превратить их в своих клиентов.

Любой урожай начинается с семян. Какая бы ни была дача, инвентарь, удобрения. Проблем с семенами нет, можно выбрать на любой вкус. Но что именно выбрать? И какой будет вкус у того, что вырастет из этих семян? Практически весь рынок семян в мире принадлежит нескольким транснациональным корпорациям.

Все началось несколько десятилетий назад в Америке. С тех пор мода распространилась по всему миру. Корпорации вкладывают огромные деньги в исследование и выведение новых сортов. Генномодифицированных сортов!»

Только здесь уточнение: если верить опросам — дачами занимаются не менее 60 % россиян, то есть не менее 80 млн россиян страдают хронической тягой к дачному образу жизни.

В кризис, как, например, сегодня, дачники активируются и охотнее занимаются огородом, делают заготовки, тем самым экономят на ставших дорогими продуктах из магазина. Самые любимые и популярные заготовки — это, конечно, огурцы, помидоры соленые-маринованные, капуста квашеная, варенье яз ягод и растений, овощей (например, из ревеня, кабачков), компоты и прочее.

Только вот, если допускать, что часть семена у нас добыты из уже генно модифицированных продуктов — то по сути выращивание «своих» овощей, фруктов бессмысленно, нужны «чистые» семена. Эксперты говорят, что большинство семян в России — не генно модифицированные, но однозначных сведений по всему товару никто не даст.

В любом случае — даже если покупать семена на рынке, не особо придираясь к качеству, получается хорошая экономия бюджета, если, конечно, дача рядом с домом или проезд до нее недорогой.

Деревня и свой участок земли — не только модное, но и приятное удовольствие: в последнее десятилетие все активно бегут из города в сельскую местность. И если сразу после начала периода динамичной застройки городов люди старались поскорее приобрести квартирку, да в какой-нибудь четырнадцатиэтажке, то сегодня, когда небоскребы стоят уже посреди бывших деревень, жилья многим все мало, но в целом народ пресытился — люди с ностальгией и вожделением стали смотреть в сторону природы да домиков с печками.

Многим хочется убежать от душного, тесного городского духа в одиночество с природой, костерком, рыбалкой и т.д.

Даже отсутствие водопровода на дачах не смущает россиян: только у 40% часто посещающих дачи есть в домике вода. Однако электричество есть у 83%, у 35% даже есть отопление, у 17% канализация, у 12% есть газ, и 14% не имеют вообще никаких благ.

Но вот ценность дачи для россиянина не вместиться в такую примитивную суть, как (по мнению некоторых):

«Смысл существования дачника — оттяпать себе кусок природы родной страны и оградить ее сеткой-рабицей (или забором из профнастила) от остальных соотечественников (с целью использования природы в эгоистических интересах)».

Дача для русского человека не только отдых, средство пополнения съестных запасов, да кусочек природы с чистым воздухом — это компенсация утраченного контакта с землей. Долгое время наши предки жили на полях да равнинах, неспроста звалась родина «земля-матушка русская». Земля и кормила, земля хоронила, и жизнь давала.

Вообще, свое название «дача» клочок земли с домиком получил во времена древние: «первоначально — «дарованная князем земля»». Привыкшие «оседать» на траве русские, перебираясь на высокие этажи в небоскребах, теряют эмоциональную связь со своими корнями.

Думаю, отчасти желание иметь кусок земли продиктовано и подсознательным чувством самосохранения, желанием восстановления минталитетной целостности, русской самобытности.

Да и привычка — дело серьезное, иногда полжизни строится на привычке. Если у большинства россиян нет возможности выезда за границу или на российские курорты, но есть дачка за городом — вместо отдыха на диване перед телевизором, конечно, в выходные лучше поехать на природу. А если есть и домик, и грядки — так почему бы не посадить на них овощей, однажды посадили — теперь всю оставшуюся жизнь нужно окучивать, сеять, убирать, летом, осенью, весной.

Есть те, кому все это в радость. А есть те, кого «запрягли» родственники, они хотят ТВ посмотреть, но по воле долга, судьбы меняют пассивный отдых на дачные развлечения, и каждые выходные с рассадой, торчащей из окон авто, с женой, детьми в охапку, баулами, едут на всеми любимую дачу.

Несмотря на строящиеся коттеджные поселки (большинство из которых все-таки с загородными домами, а не дачами) — 90 и более процентов всех российских дач — простенькие домики или обычные прочные избушки, или без излишеств, отделанные сайдингом да недорогими стройматериалами «терема». Стоят невпопад среди маленьких дачек дорогие хоромы, пожалуй, мало где еще в мире, кроме как в России, можно встретить так много классового контраста: дворцы соседствуют с сараями, и всех все устраивает.

Еще лет 6 назад, проезжая по узким улочкам местного дачного поселка, я обратила внимание на множество маленьких дач, построенных еще в советские времена: через них можно увидеть и историю страны, людей, а не только прогнившие доски да ржавые гвозди. В железных чайниках, которые ныне антиквариат, растут цветы, у бабушек, дедушек еще по инерции и старой памяти на стенах висят календари с советскосоюзовскими символами и датами, на верандах есть старые сундуки, кои ныне раритет, к потолку подвешены пучки трав, всякая ненужная утварь. И ни на какие современные удобства большинство пожилых людей не поменяют свой скромный уютный дом.

Люди из чего только не делают дома, чем только не подпирают грядки, как только не украшают газоны. Можно найти диваны из ванн, клумбы из тазов, дорожку из битых тарелок и прочее.

Еще с глубокосоветских времен сформировался стереотип, что формула успеха — это дача, квартира, машина + семья, стабильная работа. Нет дачи — и все остальное теряет насыщенный смысл: некуда ехать на выходных, нет места отдыха, нет семейной усадьбы, где царит дух династии и т.д. Есть дача — есть отдушина, для многих людей, имеющих стабильную (=скучную) работу — это реализация, самовыражение, а что.. «На своём на огороде Шляхтич равен воеводе» (Н.В. Гоголь). Здесь и власть, и «свои шесть соток», и отрыв от обязательств.

В современности для молодого поколения (скажем так, для тех, кто моложе 30 лет) дача — это уже совсем не то, чем она была для советского поколения.. Дача — это хороший загородный дом с отоплением, электричеством, канализацией, газон, много цветов, беседка, две грядки, асфальт до ворот. Если кто и берет мотокультиватор или лопату в руки, то в качестве альтернативы спортзалу, экзотическому развлечению, или действительно кто-то любит дачу, и такое бывает…

Какими были петербургские дачи в XIX веке, почему отдых за городом был для богатых и как горожане спасались на природе от грязи и болезней

Почему петербуржцы в XIX веке готовы были платить несколько годовых зарплат рабочих за отдых на даче, как спасались на природе от городской суеты и болезней, чем отличался загородный быт Салтыкова-Щедрина от дачной жизни Маяковского и зачем прислуга из богатых домов строила шалаши на свалках в районе «Электросилы»?
«Бумага» поговорила с историками о быте петербургских дачников в XVIII–XIX веках.

Ольга Малинова-Тзиафета

Кандидат исторических наук, научная сотрудница Университета Эрланген-Нюрнберг, Германия

Как в Петербурге появились первые дачи и почему не все загородные дома могли так называться

Слово «дача» происходит от глагола «давать». Это земля, данная государем своим подданным на определенных условиях: за службу в ополчении, за боевые и гражданские заслуги. Эта практика, восходящая к XV веку, первоначально не имела ровно никакого отношения к загородному отдыху.

Петр I, возводя Петербург, раздавал дачи на условиях строительства (право на землю дают взамен на строительство дома с определенной планировкой — прим. «Бумаги»). Так возникла знаменитая Петергофская дорога — аналог современной Рублевки: там стояли дачи петровской знати, выстроенные по проекту Доменико Трезини, с парками и садами на европейский лад.

Дачи на Петергофской дороге назывались приморскими дачами — так их отличали от других дач вблизи города, но сокращение «приморские» не прижилось. При этом подданные Петра считали приморскую дачу знаком отличия и наперебой писали прошения отдать им участки, освободившиеся после опалы и конфискации имущества кого-то из ближайшего петровского окружения.

В обиходе осталось слово «дача» — оно стало означать роскошный загородный дворец для летней жизни. Очень долго, до середины XIX века, это значение было основным. Горожане выезжали летом в предместья в XVIII веке, однако дачами их дома пока никто не называл.

Дачи в поселке Сиверский. XIX век

Можно сказать, что российская дача появилась под Петербургом, но имеется в виду только слово. Обыкновение выезжать из города в загородные усадьбы было присуще боярам задолго до Петра. В случае необходимости, если того требовали дела, они легко могли вернуться назад в Москву. Название «подмосковные» так и сохранилось за такими владениями вплоть до революции. Но, опять же, это были загородные дворцы знати, а не просто домики для отдыха.

В 1850-х годах называть небольшой загородный дом дачей было смешно. Первыми на изменения в жизни отреагировали журналисты — это они предлагали своим читателям посмеяться над странным употреблением слова. Далее, впрочем, название прижилось. Словари конца XIX века — а уж они реагируют на нововведения одними из последних — фиксируют уже слова «дачка» и даже «дачонка», относившиеся к крошечным деревянным домикам мелких чиновников.

Кто владел петербургскими дачами и почему дворяне и аристократы хотели уезжать за город

В дореволюционном обществе дачи не были массовым явлением. Массы — это рабочий люд и городская беднота, которые не могли себе позволить роскоши. Впрочем, был аналог дачи. Горничных и прислугу в небогатых домах отпускали на лето, как раз на время дачного сезона, на вольные хлеба. Бедолаги уезжали в свои деревни, а некоторым было некуда податься. Такие селились в шалашах на городской свалке, которая располагалась в районе современного завода Электросила. Туда периодически приходила с облавами полиция.

Аристократия и мещане выезжали за город в XVIII веке, однако же мода на дачи пришлась на конец 1830-х годов. Это было связано с пришедшей из Франции модой на путешествия, открытие новых красот, поиск новых памятных мест. Способствовало ей в России строительство железной дороги из Петербурга в Павловск. Дачи в Павловске, Петергофе и других дворцовых пригородах были очень дорогие и говорили о высоком социальном положении дачника.

Кроме того, важную роль в ежегодном дачном переселении играли медицинские практики. На даче укрепляли здоровье, уезжали от эпидемий холеры, тифа, скарлатины и других заразных болезней. Так, во время жестокой эпидемии холеры 1831 года в Петергофе не было зафиксировано ни одного случая заболевания — и горожане стремились вывезти семьи в эти места — в тот год и много позже.

Объявление из газеты. Примерно 1860-е годы

Кроме того, начиная с 1860-х в газетах стали писать о новом — современном по тем временам — проекте коллекторной канализации. И с удовольствием описывали помойные ямы, туалеты во дворах и прочие неопрятности города. Они были особенно опасны при летней жаре. Медики полагали, что опасность для здоровья представляют уже сами неприятные запахи гниения, миазмы.

Сколько-нибудь состоятельные горожане стремились уехать на лето на природу, где постройки — а следовательно, и места отходов — располагались не столь скученно. А значит, почва и природные водоемы могли переработать отходы, то есть их концентрация не превышала возможности природы.

Мода на дачи, таким образом, получила еще одно рациональное объяснение.

Как жили дачники и сколько времени проводили за городом

Обстановка на даче всецело зависела от владельцев. В петергофских особняках, где жила, например, Анна Каренина в начале одноименного романа Льва Толстого, обстановка была роскошной и мало отличалась от петербургской. В скромных деревянных дачах на Карельском перешейке она была скромней.

Типовой дачи вообще не существовало. В 1870-х сословная структура общества существенно деформировалась: дворяне беднели, купцы богатели. В Павловске стали жить и те, и другие; экипажи богатых купцов были не в пример роскошнее дворянских. Самая главная сложность петербургских дачников — промозглая погода летом. Ее было сложно переживать в деревянной даче.

Горожане нанимали на лето дачи в крестьянских деревнях — обычные избы, где хозяева жили зимой. Там и вовсе всё было просто. Такие дачники сами разбивали клумбы рядом с домом и сажали там цветы. Крестьяне сначала относились к этому как к нелепой барской затее, а затем сами перенимали такое обыкновение. То же относилось и к комнатным собачкам.

Заселялись дачники с наступлением тепла, то есть с начала мая по старому стилю. Соответственно, сейчас бы это время назвали «после майских праздников». Редко когда после 9 мая на деревьях еще не начинала пробиваться листва. В жаркий год, конечно же, дачники перебирались за город пораньше. На даче жили дамы и дети — отцы семейства работали и часто постоянно жили в городе, навещая семью по выходным.

Карта ж/д путей вокруг Петербурга. На каждой станции располагался дачный комплекс

Обычно в литературе того времени мы встречаем сетования на дачную скуку. Скука — бич того времени: чиновник, приезжавший к семье на дачу, играл в карты; жена его маялась от безделья. Во многом это стереотипы. Илья Репин работал везде, где бы ни находился, и скучно ему не было. Гимназисты готовились к предстоящему году, иногда изучали программы предметов заранее. На даче была масса подвижных игр, прогулки, экскурсии. На дачу приезжали гости и родственники. Если неподалеку находилась военная часть, при ней был оркестр — он давал концерты. На самом деле занятий было много.

Дача становилась неотъемлемой частью жизни дворян, офицеров, чиновников, интеллигенции, богатых купцов. Там проводили немногим менее полугода.

В итоге это и привлекло многих писателей работать в условиях дачной жизни. Вероятно, это связано с тем, что люди на дачах были меньше стеснены условностями этикета. Дачные наряды были не такими дорогими, как в городе. Дачные знакомства — более обширными, в гости можно было прийти без предупреждения и даже без приглашения.

Ирина Омарская

Методистка по научно-просветительской работе музея «Дачная столица» в Сиверском

Как в Гатчинском районе появилась одна из самых богатых дачных местностей и как на загородном отдыхе стали зарабатывать в XIX веке

В 1857 году в поселок Сиверский в Гатчинском районе провели железную дорогу. Сюда стали ездить состоятельные петербуржцы, чтобы, как это и водилось, подышать целебным воздухом или искупаться в радоновой реке Оредеж. Местные землевладельцы быстро поняли, что, раз есть желающие отдыхать, значит, нужно строить специальные дома и получать за это деньги.

Первые девять дач здесь построил барон Владимир Фредерикс (министр Императорского двора Российской империи — прим. «Бумаги»). Арендовать у него дачу стоило 1000 рублей за сезон, то есть с мая по сентябрь включительно. Для сравнения: зарплата рабочего на Путиловском заводе в те годы составляла около 100 рублей в год.

Дача барона Фредерикса. XIX век

К этому времени дачи уже не давал царь или император — они стали объектом купли-продажи. Дореволюционные арендодатели и землевладельцы — часто бароны и купцы — были людьми очень богатыми. Купец Иван Дернов, например, распродал здесь 370 участков по 30–40 соток под дачное строительство, а князь Витгенштейн — 550. Каждый участок стоил несколько тысяч рублей. Часто эти люди получали землю, просто отделяя ее от своих владений. Такими же богатыми были и сами дачники — приближенные к императорскому двору или министерствам.

Со временем цены на дачи немного снизились, но приезжали по-прежнему богатые люди: дворяне и купцы. Интересно, что дачная жизнь пришлась по нраву многим творческим людям: писателям, поэтам, художникам, актерам, музыкантам. Все они, как и в XVIII веке другие дачники, занимались в основном спортивными играми, романическими прогулками, охотой, рыбалкой, сбором грибов и ягод, катанием на лодках и лошадях. В Сиверском, например, были еще и летние театры, где регулярно проходили спектакли специально для дачников.

Так, только в Сиверском отдыхали Михаил Салтыков-Щедрин, Корней Чуковский, Анна Ахматова, Дмитрий Мережковский, Алексей Толстой, Владимир Маяковский. Основная разница была только в том, что у кого-то здесь была собственная дачу, а кто-то снимал или приезжал в гости. Хотя, если сравнивать того же Салтыкова-Щедрина и Маяковского, можно выделить два типа отдыха: первый был владельцем дачи в XIX веке, занимался своей работой и отдыхал; а второй был дачником по натуре из XX века — он приезжал на дачу именно работать.

Железнодорожная станция в Сиверском

Как обустраивали богатые дачи и что с ними стало после революции

В дачах, которые сдавали в аренду, было всё необходимое для бытовой жизни, но, конечно, из-за элитности аудитории добавляли лоск. Так, в них зачастую стояли тульские самовары, кузнецовский фарфор, венские стулья, кресла и диваны, плетеная мебель для мансард. По стенам были развешаны картины известных в то время художников. Иногда встречались и музыкальные инструменты — например, немецкие пианино; зачастую их специально снимали люди, любившие музицировать.

Много внимания уделялось деталям. Буфеты старались делать резными, из редких пород дерева. На окнах были шторы с ламбрекенами (декоративный элемент в верхней части штор — прим. «Бумаги»): иногда плюшевые, иногда атласные. За это приходилось доплачивать, если арендуешь дачу. В дачном обиходе встречалось всё, что было характерно для элитного общества XIX — начала XX веков.

После революции всё это изменилось и красивые помещичьи усадьбы были национализированы, отобраны у хозяев в пользу государства. И на основе появившейся территории дачный отдых стал массовым: там появлялись санатории, профилактории, дома отдыха, пионерские лагеря. Появился рациональный, не буржуйский быт. Индивидуальный отдых также сохранился: у сиверских хозяек снимали или комнату, или веранду.

Немногие дачи остались после советского периода в первозданном виде. Но и те сложно сейчас увидеть. С дореволюционного времени, например, сохранилась дача врача Чикера, но сейчас там живут его потомки. Они осовременили интерьер и передали какие-то предметы нам в мемориальную экспозицию.

Понятие «дача» появилось в начале 18 века при Петре Великом. Петр, основавший новую столицу государства, стремился быстро выстроить вокруг нее великолепные загородные резиденции. «Дача», от глагола «дать» означала участок земли недалеко от Петербурга, пожалованный царем своим приближенным.

До середины 19 столетия роскошные дачи-усадьбы могли себе позволить только царствующий дом и аристократы. В 1821 году великий князь Николай Павлович (будущий император Николай Первый) подарил обожаемой супруге Александре Федоровне (урожденной принцессе Прусской) парк Александрию, где построил уютный романтический дворец Коттедж в готическом стиле. В документах эта частная резиденция императорской семьи называлась «собственная её Величества дача Александрия». Семья Николая II проводила лето в Петергофе на Нижней даче, к сожалению, этот дворец был уничтожен в войну.

Дачные дома, в современном понимании этого слова, то есть маленькие деревянные домики, снимаемые на лето небогатыми жителями столицы, появились в 40-е годы 19 века. В те времена население Петербурга стремительно росло, велось активное строительство доходных домов, более 25 тысяч лошадей перевозили грузы и пассажиров. Тем временем санитарная ситуация каждое лето становилась удручающей: первые городские водопровод и канализация появятся только через 25 лет; а пока горожане летом были вынуждены дышать адской смесью пыли, лошадиного навоза и нечистот. Вспомните первые страницы романа Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание», и вы поймете, почему петербуржцы, располагавшие хоть какими-то средствами, стремились, во что бы то ни стало покинуть летом столицу выехать на природу и купить дачу.

С активным строительством железных дорог вокруг Петербурга начинается и бурное строительство дач, постепенно складывался особый дачный быт и этикет. В те годы дачный дом не приобретали, а снимали на летний сезон. Выбор места зависел, главным образом, от положения в обществе и толщины кошелька. Самые дорогие и модные дачи располагались рядом с царскими резиденциями в Петергофе и Павловске (вспомним генерала Епанчина из романа Достоевского «Идиот»). Интересно, что Царское Село тоже было престижным дачным местом, но дач там было мало. Екатерина Вторая проектировала свою любимую резиденцию как идеальный город русского классицизма, эти градостроительные работы были блестяще завершены ее внуком Александром Первым; к тому же Царское Село имело особый юридический статус «государевой вотчины», поэтому мест под обывательскую застройку во второй половине 19 века там осталось немного. На берегах Финского залива Сестрорецк и поселки вокруг него: Солнечное, Репино, Разлив, стали особенно модными среди петербургских дачников начиная с 1900-х годов, с открытием в Сестрорецке первого в России бальнеологического курорта, устроенного по европейскому образцу.

Небогатые дворянские семьи, офицеры, чиновничество и средний класс снимали дачные дома в Стрельне, Лигово, Красном Селе, Дудергофе, Гатчине и Сиверской. Для чиновников было очень важно хорошее железнодорожное сообщение со столицей. Отпуск чиновников в те времена длился всего 7-10 дней, все остальное время они должны были ездить на службу. Поэтому жены с детьми жили на даче все лето, а отцы семейств ездили с дач на поезде на работу. Холостые чиновники снимали одну дачу на несколько человек.

Досуг дачников был приятен и разнообразен. Они гуляли в лесу, удили рыбу, собирали цветы, грибы и ягоды, охотились, устраивали пикники, экскурсии к местным достопримечательностям, катались на лодках. Загорать тогда было не принято; купаться дачники согласно правилам этикета могли только в специально сооруженных купальнях. Это были маленькие полотняные, реже деревянные домики, такие узкие, что в них можно было лишь погрузиться в воду по шею, облачаясь в специальный купальный костюм. На мелководье Финского залива купальные кабинки на колесах тащили лошади до глубокого места.

Вечерами ходили в рестораны, слушали музыку, танцевали, смотрели любительские спектакли. Обстановка дачной жизни была менее формальной, нежели в городе; можно было позволить себе носить более простую и удобную одежду. Неизбежно завязывались дачные знакомства, порой сводившие людей из разных социальных классов, что было почти невозможно в столице. Начинались дачные романы…но быстро заканчивается северное лето и с ним беззаботная дачная жизнь. В большинстве случаев переезд обратно в город служил удобным поводом для разрыва подобных отношений. Дачный сезон в Петербурге начинался после праздника св. Троицы, т.е. в мае-июне, и заканчивался в конце сентября. Дачи стремились выбрать и нанять едва ли не в марте, когда все еще было покрыто снегом. Для жителей окрестных деревень петербургские дачники становились важнейшим источником дохода. Крестьяне интересовались не столько урожаем на рожь, сколько урожаем на дачников.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *